поиск по базам библиотеки  поиск по сайту





Личный кабинет



Электронная библиотека "Псковиана"
Национальная электронная библиотека
Проект Библиородина
Национальная электронная детская библиотека
Афиша выставок

Календарь событий

Скоро в библиотеке

Материалы по диалектологии крымскотатарского языка.
Материалы по диалектологии крымскотатарского языка.
Зелинский Ф.Ф. История античных религий
Зелинский Ф.Ф. История античных религий
Бесков А.А. Язычество восточных славян перед лицом современности
Бесков А.А. Язычество восточных славян перед лицом современности

Тематические сайты

Псковский край
Библиотечный портал Псковской области
Региональный центр чтения
Книжные памятники Псковской области
Главная Новости

«Наедине с книгой»: три романа о самом главном

11 апреля 2019 18:05

Сегодня рубрика «Наедине с книгой» знакомит читателей с новинками современной русской прозы ушедшего 2018 года, которые вызвали небывалый интерес у читающей аудитории: критиков, литературоведов, филологов, литературных обозревателей и, конечно, читателей:  Евгений Водолазкин «Брисбен», Дмитрий Быков «Июнь», Александр Етоев «Я буду всегда с тобой». Три романа о самом главном – жизни, времени, человеческом счастье.

Водолазкин, Евгений Германович. Брисбен: роман: [16+] / Евгений Водолазкин. - Москва: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019. - 410, [1] с.; 21 см.

Евгений ВодолазкинЕвгений Германович Водолазкин - сотрудник Пушкинского Дома, доктор филологии, прозаик, автор работ по древнерусской литературе, а также многих книг  - романов «Лавр», «Соловьев и Ларионов», «Авиатор», сборника эссе «Инструмент языка», которые неоднократно входили в шорт-листы ведущих литературных премий России.

В декабре 2018 г. в «Редакции Елены Шубиной» вышел новый роман Евгения Германовича «Брисбен». Книга вызвала потрясающий резонанс – и одобрение, и споры критиков и читательской аудитории. Но, несмотря на дискуссию вокруг книги, этот роман, безусловно, представляет собой очередной успех писателя! Продолжая истории своих героев («Лавр», «Авиатор»), судьбы которых - как в античной трагедии - вдруг и сразу меняются, Евгений Водолазкин вновь размышляет – о времени, вечности и вере.

Главный герой, Глеб Яновский – музыкант, который на пике своего профессионального и творческого успеха теряет возможность выступать из-за болезни. Потерявший смысл своей жизни – способность творить, герой пытается найти новую точку опоры, и в этом ему помогает прошлое - он пытается собрать воедино свои воспоминания.

Евгений ВодолазкинДва временных пласта – прошлое и настоящее становятся смысловым и текстообразующим пространством романа. В настоящем Глеб Яновский – известный во всём мире гитарист, жизнь которого неразделимо связана с музыкой. Без неё он не представляет самого себя, она часть его самого. Но на одном из концертов он понимает, что не может сыграть так, как он это умеет. Руки подводят его. Из-за неизлечимой болезни ему приходится отказаться от музыки, и это, в определенном смысле, смерть его души.

И тут на помощь приходит его прошлое: здесь Глеб ещё совсем мальчик и собирается в музыкальную школу. Он взрослеет, старается, учится. Он влюбляется и переживает, сталкивается с разными жизненными трудностями, но всегда его сопровождает музыка. Собирая по крупицам свои воспоминания, герой ищет ответы на душераздирающие вопросы – « В чем смысл жизни, времени, вечности?», «Что будет, если однажды музыка исчезнет из жизни?».

Интересно, что прямых ответов на эти вопросы в книге мы не найдем, но они прямо или косвенно выводят читателя на тему, крайне важную для Евгения Водолазкина как мыслителя – тему времени.

Времени на самом деле не существует, говорит автор. Все, что мы воспринимаем как последовательность событий, на самом деле есть некое сейчас, иными словами, Вечность. И тогда становится понятными перипетии сюжета этой истории: то, что происходит с Глебом, его тяжелая болезнь, ставящая крест на его музыкальной карьере, становится началом нового, не менее важного этапа его жизни – его духовного воскресения. И символичными становятся слова деда Мефодия: «Волнуюсь не за пальцы твои, а за бессмертную душу». Карьера, слава, мечты и успехи – все суетно, важно иное – соприкосновение с Вечностью. И в этом ключе трагедия Глеба становится этапом переосмысления жизни и творчества.

«Через творчество человек способен подняться к большим высотам, - говорит Евгений Водолазкин, - К тем, где здороваешься с Богом. Как в песне Галича: «С добрым утром, Бах, - говорит Бог. - С добрым утром, Бог, - говорит Бах». Творчество дарует герою романа радость открытия и постижения вечности. Размышляя о конечности жизни, он решает для себя проблему жизни и смерти. А самый глубокий ответ на вопросы о жизни и смерти дает вера.

Интригующим звеном книги становится загадочный, трогательный Брисбен, красующийся в ее заглавии? Что это? По сюжету - город в Австралии, куда уезжает мать Глеба. По концепции книг -  аллюзия рая: «Название романа многомысленно, как и сам роман. Брисбен - это не город в Австралии, а фата-моргана, цель мечтаний, которая, понятное дело, недостижима. Достигший верхнего «фа», как выразился сам писатель, музыкант убеждается в том, что смысл жизни не определяется ее успехом», - говорит Ольга Тимофеева в обзоре «Три романа, в которых вы не заблудитесь» («Новая газета»).

Но не будем приоткрывать все секреты этой книги, поскольку, кроме общечеловеческой философии, в ней есть еще множество потрясающих смыслов и достоинств – вербальных, стилистических, музыкальных. Права Галина Юзефович, которая отмечает, что «волшебство, которое раньше творилось в романах Водолазкина на уровне мысли или антуража, спустилось еще на один этаж вниз - и творится теперь на уровне слова и звука. И то, что к четвертому своему большому роману Водолазкин сохраняет способность каждый раз удивлять читателя иным манером, заставляет взглянуть на него с восхищением, к которому на сей раз примешивается еще и нотка удивления: надо же, он еще и такое может».

Роман затягивает. Роман заставляет переживать. Роман живет. В определенном смысле он воскрешает веру в современную русскую литературу, в которой, по мнению автора, «лучше недосказать, чем сказать слишком много - пусть каждый плачет о своем».

«– В твоих интервью часто упоминается город Брисбен, ну, и вообще – Австралия. Почему?
– Потому что, когда у нас зима, у них – лето.
– А когда у нас – лето?
– Тогда у них тоже лето. По нашим меркам – лето. Вот в чем вся штука, понимаешь? В нашей семье это место считалось раем.
– Для рая там слишком специфическое население. Потомки каторжников.
– И – что?
– Для рая требуется хорошая биография.
– Ты там был?
– Где, в Австралии?
– Нет, в раю. Откуда ты знаешь, какая там требуется биография?
– Будущее легко отнять, потому что его не существует. Это всего лишь мечтание. Трудно отнять настоящее, еще труднее – прошлое. И невозможно, доложу я вам, отнять вечность. – Он кладет ладонь мне на голову. – Если в болезни сократятся дни твои, то знай, что в таком разе вместо долготы дней тебе будет дана их глубина. Но будем молиться, чтобы и долгота не убавилась» (Строки из романа).

Быков Дмитрий Львович. Июнь: роман: [18+] / Быков Дмитрий Львович / Дмитрий Быков. - Москва: Редакция Елены Шубиной; АСТ, 2018. - 507, [1] с.

Быков ДмитрийДмитрий Львович Быков – известный российский писатель, поэт, журналист, радио- и телеведущий, преподаватель. Биограф знаменитых российских писателей и поэтов. Литературный дебют писателя состоялся в 1992 году: это  был сборник его стихотворений «Декларация независимости». В последующие годы вышли поэтические сборники «Послание к юноше», «Военный переворот», а в 2001 году увидел свет первый роман Быкова «Оправдание». К настоящему моменту среди популярных романов писателя - «Эвакуатор», «Списанные», «Орфография», «Икс». Дмитрий Львович является профессором МГИМО, преподает литературу и историю литературы СССР в московских школах, а также продолжает литературную деятельность.

В начале сентября 2018 года в «Редакции Елены Шубиной» вышел новый роман писателя «Июнь», описывающий события в Советском Союзе 1939–1941 гг. Книга сразу получила положительные отклики. Литературный критик Галина Юзефович, например, назвала его «лучшим из написанного Быковым со времен «Пастернака» и определенно самым совершенным его художественным текстом, самым продуманным и выстроенным, виртуозно сочетающим в себе сюжетность с поэтичностью, а легкость  - с драматизмом и пугающей глубиной».

Композиционно в книге три сюжетные линии, три самодостаточные части, объединенные в одно целое лишь условно: второстепенным персонажем (шофером по имени Леня), временем (события всех трех частей начинают развиваться примерно за два года и оканчиваются июнем 1941-го), а также общим чувством вины и неизбежности войны.

Быков ДмитрийКогда в одном из интервью Дмитрия Быкова спросили о содержании книги, он ответил:
«Если излагать очень кратко, то эта книга посвящена фундаментальным проблемам бытия. Она представляет собой три точки зрения на одно и то же событие. Их объединяет только концовка: сюжет каждой истории завершается 22 июня 1941 года. Мне важно было написать о том, как три героя - каждый по-своему - приближают катастрофу, а расплачивается за них четвертый, ни в чем не виноватый. Этот четвертый - мой дед».

Общее представление о фабуле романа даёт Наталья Ломыкина в статье «Июнь»: роман-эксперимент Дмитрия Быкова о предвоенном времени»: «В душной и тревожной атмосфере надвигающейся войны разворачиваются три истории, почти не связанные друг с другом. Любовная трагикомедия молодого поэта Миши Гвирцмана, которого в 1940 году по нелепому заявлению на полгода выгоняют из Института философии, литературы и истории. Драма советского журналиста Бориса Гордона, мечущегося между женой и вернувшейся из эмиграции возлюбленной: цена слова и доносы, липкий страх и стыд, арест и предательство, стирающее границы между жизнью и существованием. И, наконец, третья, как определяют в издательстве, «гротескная, конспирологическая сказка» о пожилом филологе Крастышевском, который ищет способы управлять намерениями людей с помощью языка и текста. Дмитрий Быков собирает пирамиду романа из трех историй, нанизывая судьбы своих героев на предчувствие войны. И напряжение все нарастает, потому что, в отличие от героев, читатель не только точно знает, что война будет, но и знает, какой страшной она окажется».

У героев книги есть реальные, хотя и довольно условные прототипы. Например, предполагается, что герой первой истории – это Давид Самойлов, известный фронтовой поэт. Он действительно учился в ИФЛИ, но ушёл на войну, не закончив обучения. Жена журналиста Бориса Гордона – это Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой, осуждённая в 1939 году на восемь лет суровой лагерной жизни. А образ филолога из третьей истории вдохновлён Сигизмундом Кржижановским, театральным критиком, драматургом, философом, который при жизни  практически не печатался.

По своему идейному содержанию этот роман обращен в будущее, ибо «война еще будет». Война, которая, являясь средоточением страдания,  должна будет принести очищение и спасение человеческой души. Очень спорная, неоднозначная, трудная тема, развенчивание которой автору далось также тяжело: «Ни одна книга не давалась мне так трудно, как эта, но и ни одна книга не рассказывала обо мне так много ужасных вещей. Я попытался впервые прикоснуться к некоторым самым мучительным язвам», поэтому автор не советует читать книгу слишком впечатлительным и слишком доверчивым людям, ведь пробуждает в читателе «не самые лучшие чувства: тревогу и неуверенность в завтрашнем дне».

 «Война еще будет, придет за всеми. Потому что я не знаю, чем еще можно такой мир спасти.

- А войной можно? - спросил Миша. Он разозлился. Ему не хотелось войны и не нравилось, когда в войне видели нравственное благо.

- А войной можно, но не всякой. Вот ты подумай. Должна быть такая война, которая во что-то перерастет. Во время которой люди что-то вспомнят. Она должна быть очень огромная, очень. Очень страшная. Но только такая война сотрет все вот это, и с нее начнется новый мир. Уже навсегда.

- От количества зла, Лийка, ничего нового начаться не может.

- Нет, может! - закричала она. - Ты просто не понимаешь еще. Все это время растет, пухнет огромное, невыносимое зло. Оно было рассредоточено, а теперь собралось. И это единственный шанс его убить, и мы все сейчас ждем, чтобы оно набухло и треснуло. Его можем убить только мы, больше некому» (Строки из романа).

Етоев, Александр Васильевич. Я буду всегда с тобой: циркумполярный роман: [16+] / Александр Етоев. - Санкт-Петербург: Азбука, cop. 2018. - 380, [1] с.

Александр ЕтоевСравнительно недавно оргкомитет престижной премии «Национальный бестселлер» назвал шесть книг короткого списка  2019 года, куда вошел анонсируемый нами роман Александра Етоева «Я буду всегда с тобой».

Александр Васильевич Етоев – автор не столь известный, как упомянутые выше Евгений Водолазкин и Дмитрий Быков, однако, это ни коим образом не умаляет его таланта. Писатель, редактор, переводчик, живёт и работает в Санкт-Петербурге. Автор книг «Эксперт по вдохам и выдохам», «Бегство в Египет», «Душегубство и живодерство в детской литературе», «Экстремальное книгоедство», цикла «Уля Ляпина, супердевочка с нашего двора» и других. Лауреат множества литературных премий.

Новый роман автора «Я буду всегда с тобой» - очень трогательная, в какой-то мере иронически-психологическая попытка проговорить две сильнейшие, больные темы - Великую Отечественную войну и ГУЛАГ. А в центре событий этих страшных историй жизнь и судьба художника, который даже во время войны и горя находит силы для созидания и жизни. 

«Июнь, 1943 год, Зауралье, Полярный круг. Отблески военных зарниц красят горизонт кровью, враг еще не сдается и с переломленным под Сталинградом хребтом медленно отползает к Западу. Но и сюда, на пространства тундры возле матери приполярных вод великой реки Оби, на города, поселки, лагерные зоны, фактории и оленьи стойбища, падает тень войны и наполняет воздух тревогой. Эта неспокойная атмосфера одних сводит с ума, превращая людей в чудовищ или в жалкое подобие человека, лишенное воли и милосердия, другие, такие же с виду люди, возвышаются над морем житейским и становятся героями или ангелами. А в центре этих событий жизнь и судьба художника, в волшебных руках которого дышит и оживает глина, камень, дерево и металл», - таким мы находим описание издания в аннотации.

Александр ЕтоевЕсли быть конкретнее, то на его страницах мы видим лагерь системы ГУЛАГ со специализацией по добыче радия, находящийся в окрестностях Салехарда. Здесь живет Сталинский лауреат Степан Рза, скульптор  с еще дореволюционной славой, чей художественный талант граничит едва ли не с волшебством - его работы будто оживают на глазах и зрителей. Он вынужден был спешно покинуть столицу и временно обосноваться здесь, за Полярным кругом. Но здесь свои законы и другая жизнь. Начальник лагеря Тимофей Васильевич Дымобыков, - бывший красный кавалерист, заказывает у него свою статую в мраморе. Предложение, от которого нельзя отказаться, и скульптор попадает в клубок местных страстей.

По сути же это история о том, как творческий, одухотворенный человек сумел найти прекрасное даже в самом ужасном – месте, времени, обществе: «Это, конечно, поразительная идея – написать про сталинский лагерь не что-то гневное, а почти плутовской роман, да с сатирическим уклоном, да с психологией. Опыт такой уже есть: в прошлом году Андрей Олех написал «Безымянлаг», где лагерь становится ареной для детективного расследования, но роман Александра Етоева лучше, намного лучше. Больше всего это похоже на сказку, где главный герой как в заколдованном лесу оказывается в обществе редкостных уродов. Но он художник, и способен обрести красоту даже здесь», - пишет Владислав Толстов в обзоре «Шесть новых книг современной российской прозы». И благодаря тому, что роман лишен трагического надрыва и мрачности, он получился лирически прекрасным,  «в высшей степени живописным, трогательным и честным романом» (Наталия Курчатова).

И пока страну раздирает война, загадочная земля на Полярном круге живет по своим законам, которые автор творит как сказочные – с магией, шаманами, добрыми и злыми духами, где загробный мир располагается не под землей, а над ней, и где, согласно ненецкой легенде, для чьей-то смерти нужно три человеческих зуба.

На фоне этой фантасмагории выделяется лишь главный герой - фигура далеко не вымышленная. В имени своего героя автор изменил пару букв - псевдоним Степана Дмитриевича звучал как Эрьзя, но все остальное - мировая слава, народные мотивы, сближения и расхождения с советской властью, житье в Аргентине, проекты скальных монументов - все это было.

«Мастерской командовал полумрак. Рза зевнул и огладил веки. Вся скульптура - и начатая, и конченная - ожидала благословения мастера. Он по очереди благословил каждую, не забыл даже корявую приживалку - деревяшку, подобранную вчера. Из таких вот безымянных коряжек, как из Золушки, вырастают ангелы.

Мастерскую от лежанки и до станка заполняли его работы. Все места, где он жил подолгу (жить подолгу - понятие относительное, иногда это месяц, два, иногда - от полугода и более), заполнялись его трудами. Это было законом жизни их создателя и их покровителя. Пробираясь между ними ночами - осторожно, чтобы не сбить им сон, - он со свечкой приближался к скульптуре, улыбался и шагал дальше.

Лики ангелов и лица людей, еще сонные после плена ночи, потихоньку приходили в себя. Рза уверенно протиснулся к табурету и от спички запалил примус. Бросил в банку пару кубиков клея и немного постоял у огня.

В Доме ненца, где он временно проживал, было холодно, несмотря на лето. Дров по случаю военной поры поселенцу выдавать не положено, да и были бы дрова — все равно комендант не разрешил бы топить. Рза согрелся, подышал на ладони и направился к заждавшемуся станку.

Вещь, которой он сейчас занимался, была вещью безымянной пока. Рза не знал, как назвать работу, потому что имя - это закон. Назовешь ее «Тишиной», и имя будет управлять замыслом, руки будут подчиняться закону, установленному существом имени. Точно так же, как и имя у человека тайно связано с миром сил - тех, что имени этому покровительствуют.

Он коснулся металлом дерева. Разлетелись желтоватые брызги, словно слезы или жидкий огонь. Мастер Рза работал сосредоточенно, сосредоточенно гудела фреза, умный лоб в глубоких морщинах сосредоточенно нависал над деревом. Видно, это и считается счастьем - вот так, без окриков, плети и принуждения уйти в священную рабочую тишину, не оскверняемую мелкими разговорами и прочей бестолочью людских шумов…» (Отрывок из романа).

*****

Осмысляя последние строки из романа Александра Етоева о «священной рабочей тишине», хочется остановиться, подумать, прочувствовать атмосферу каждой книги, о которой мы говорили в рамках сегодняшнего обзора. Все они – о вечном: жизни, смерти, предназначении и душе человека. И вместе с тем каждая из них обладает своей индивидуально выстроенной философией: у Евгения Водолазкина это - размышление о времени, у Дмитрия Быкова – феномен счастья и страдания, у Алексанра Етоева – сила красоты, которая обязательно спасет мир.

Очень живые, неоднозначные, интересные книги, способные всецело захватить воображение, побудить  к размышлению и вызвать палитру самых разных эмоций – от приятного удивления до абсолютного неприятия. А не в этом ли, по существу, и кроется секрет таланта и литературного обаяния настоящего писателя – уметь сказать так, чтобы «каждый плакал о своем»?

___________

Роман Дмитрия Быкова есть на абонементе нашей библиотеки. С фрагментами других книг можно ознакомиться на сайте Электронной библиотеки «Литмир»: Евгений Водолазкин «Брисбен» и Александр Етоев «Я буду всегда с тобой».

Желаем Вам приятного размышляющего чтения! До скорой встречи!

писатели

Антонина Голубева, специалист пресс-службы библиотеки