А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
Псковский район
все рубрики... Морозкина Елена Николаевна

Морозкина Елена Николаевна

 (16 апреля 1922 г. - 12 декабря 1999 г.)

Время неумолимо идет вперед. Каждый уходящий год все более и более отдаляет нас от событий Великой Отечественной войны. Меняется мир, проносятся мимо люди и судьбы, но неизменной остается память о войне, ибо она священна...

Юной девушкой Елена Николаевна Морозкина вершила в годы войны тяжкий труд артиллериста, а после ее окончания стала блистательным искусствоведом-реставратором, чем спасла множество жемчужин зодчества от разрушения.

Родилась Елена в Смоленске, а с 1977 года жила в Пскове. Ей принадлежит множество книг по псковскому зодчеству и архитектуре, поэтических сборников.

Сегодня ее научное и литературное наследие очень дорого нам, ведь это очень важная страница в летописи нашего древнего края. Свою жизнь Елена Николаевна оценивала так: «Я часто шучу, что влипла в историю ... архитектурыБудучи поборником искусства, мечтая стать писателем, я волею обстоятельств окончила строительный институт, а потом «выруливала», пробиваясь к себе через все препоны. Судьба прочно повенчала меня со Псковом, зодчество которого стало моей темой».

Мечта сбылась: Морозкина стала прекрасным поэтом, стихи которого наполнены неимоверной любовью к Псковщине.

...И с высоты многовековой
Собор в сияньи облаков,
И эту пыльную подкову
На счастье подарил мне Псков...

«Летописью тревог» называла судьбу Псковского края Елена Николаевна, сопрягая свои мысли с болью за всю Россию: «Судьба Родины, - говорила она, - самая большая моя тревога. Ее красота, душа ее природы самое большое мое утешение. Ее трагическая, полная героизма биография – это ведь наша биография, мы – часть ее. И мы должны творить ее достойно».

Достойную уважения сотворила себе Елена Николаевна судьбу. Было в ней столько, что на множество судеб хватит. В девятнадцать лет ушла добровольцем на фронт, служила рядовым в зенитной части. Через всю жизнь пронесла в душе горечь, боль и страдания войны, которую назвала «солдатчиной», отрицающей человеческую личность. В стихотворении «Пролог» за 1963 год она писала:

Долго ходила
Свахой война.
Справила пир над могилой.

С мертвенным ликом
Стояла луна
Вместо далекой милой.

Снег заметал
Словно липовый цвет –
Это месяц медовый!...

Все мы ровесницы,
С ранних лет
Были невесты-вдовы.

Есть мнение, что добровольцами на войну уходили лучшие: так и есть. Елена Морозкина, наряду с другими достойными сынами и дочерями Отечества, в тяжелые годы войны встала на его защиту, не жалея своей жизни и молодости, не дожидаясь пока другие отстоят его честь и свободу.

Война была жизнью, а мир случайностью.
И мор, и пожар – гости частые.
И храмы рубили, бывая в крайности,
И смерти в глаза глядели, властвуя.

Осознавая неимоверную ответственность за судьбу Родины и близких, друзей, знакомых, и вместе с тем, ощущая пронзающую сердце боль, Елена Николаевна сохранила радость жизни в своей душе, добрым юмором поднимала дух товарищей, в стихи выливала самое наболевшее и сокровенное:

Услышь меня, Господь!
Дай бодрости и силы.
Чтоб видеть земь и водь.
И дальние огни.
Услышь меня, Господь!
Спаси мою Россию!
И стать её, и плоть,
И душу сохрани.

Сокровенной молитвой звучали ее сроки в то суровое время, когда на все была воля Господа, когда каждый понимал – этот день может быть последним... Проникновенные, сильные, мудрые слова артиллериста Морозкиной наполняли сердца солдат мужеством и силой.

Мы все, как солдаты:
Раз-два!
Раз-два!
Раз-два и обчелся –
Долой голова.

Но то, что нам свято,
У нас не отнять:
Мы все, как солдаты-
Нам насмерть стоять.

Мало кто знает, какой ценой удавалось ей сохранить трепет сердца в эти страшные фронтовые будни! Чуть позднее, уже после войны она писала: «Осталась в душе ледяная сожигающая пустыня – на многие годы», а в одном из стихотворений продолжала эту мысль:

О небо! Плачь, закрывшись тучами!
Кусты топорщатся от боли...
Всегда за все платили лучшие,
Не получая лучшей доли!

След разрушенного и поломанного счастья оставила война в сердце Елены Морозкиной. Погиб под Сталинградом ее друг, ее первая, сильная, искренняя любовь – Константин Ковцуняк. Болью отозвалась эта потеря в ее душе:

Прости за отчаянье,
За тоску.
За вечно-безумное:
«Милый!...»
За то, что слез пролить не могу,
Не знаю твоей могилы.
Прости за скитания,
За разлад,
За эту жизнь вполовину...
За то, что осыпался снежный сад.
За все,
В чем была безвинна!

"Первые стихи я написала в 7 лет, - вспоминала Елена Николаевна в одном из интервью, - Это была поэма о хлебе. В школе я писала стихи в подражание «Евгению Онегину». Потом писала их на войне. Как и многим, мне война тоже планы разрушила. Мечтала я о Литинституте, а попала в болота Белоруссии, в артиллерийскую часть. И никакого литературного образования у меня не вышло. Но специальность всё равно нужно было получать, и я пошла на архитектурный факультет. Получила направление в реставрационную мастерскую. Работала и бегала в МГУ слушать курс лекций по теории литературы, окончила аспирантуру на кафедре истории архитектуры. Диссертация у меня была посвящена зодчеству древнего Пскова. За 10 лет я исходила и изъездила всю Псковщину, обследовала памятники архитектуры. Нашла Крыпецкий монастырь, замечательный архитектурный ансамбль...".

С легкой руки псковского поэта Станислава Золотцева Елену Морозкину стали называть «подвижницей». Всю свою жизнь она стремилась единой целью служить не временному и суетному, а высшему смыслу бытия, и никакие тернии судьбы, лишения и испытания не могли заставить ее свернуть со своей стези... Истинный подвижник прекрасного, удивительный созидатель, хранитель вечного...

«Высшему смыслу бытия» она следовала во всем, и всё, чем занималась в своей жизни, в одночасье становилось поэзией. Особенно ярко это выразилось в псковский период ее жизни, когда, исследуя и возрождая псковские жемчужины древнерусского зодчества, она проникалась необыкновенно одухотворенной атмосферой нашего края.

Псков подарил Елене Николаевну судьбоносную встречу и любовь: Игоря Николаевича Григорьева, талантливого поэта. Их союз был достойным примером стойкости, мужества и любви. Станислав Золотцев, хорошо знавший Морозкину, писал: «На счастье... Трудно сказать (да и можно ли давать определения в таких случаях), счастьем ли в полном смысле этого слова обернулись для Елены Морозкиной встреча, а затем и житейский союз с Игорем Григорьевым, поэтом большой природной силы, фронтовиком с трагической судьбой, человеком непростого, а порой и тяжёлого характера... Одно очевидно: эти два поэта, каждый из которых к моменту их встречи был уже немолод и имел за плечами свой немалый груз «сердца горестных замет», очень многое дали друг другу. Двадцать лет их совместной жизни стали ещё одной гранью подвижничества Елены Морозкиной. Без преувеличения можно сказать: Игорь Николаевич просто не прожил бы этих двух десятилетий, не будь с ним рядом Елена Николаевна...». 

А она в ответ признавалась Станиславу Александровичу: «Не будь Игоря – не было бы у меня в жизни моего Пскова. Не будь рядом Игоря – не написала б я ни одной книги о Пскове». Они были очень непритязательны в жизни. «Не хлебом единым» – это об Игоре Николаевиче и Елене Николаевне... «Они во многом были «ростом вровень», – писал об этом союзе Золотцев. Морозкина, «высочайшего класса учёный-искусствовед, воспитавшая целую школу реставраторов церковного зодчества, настенных росписей и иконописи. Следы её деятельности – и в Смоленске, и в Новгороде Великом, и в других градах и весях». «Бывшая девушка-артеллеристка», любимый человек которой погиб на войне, – и русский «горемаятный» Поэт. Одиночество ушло, растаяло… Счастье их продлилось без малого двадцать лет. 

Елена Николаевна простилась со своим любимым. 16 января 1996 года Игорь Николаевич умер, оставив нам, более двух десятков книг стихотворений и поэм. Морозкина вылила свое горе в стихи, посвятив супругу десятки стихотворений, которые вошли в сборник «Распутица» (Псков, Отчина, 1996). 

Вот одно из стихотворений, хранящее светлую память об Игоре Николаевиче: 

Памяти Игоря Григорьева 
А по земле прошёл поэт
Перекрестив, оставил землю.
Оставил Боль, и долгий Свет,
И я стихам, как птицам, внемлю.

А озеро опять блестит,
И яблоня окрай деревни
Устами тихо шелестит,
Как будто видит образ древний.

А у воды – цветы и мхи,
И дальний холм – как старец в схиме.
Но чёрные стволы ольхи
Среди берёз и перед ними.

(Май 1996. Деревня Губино, где живал Игорь, и о которой написал поэму «Вьюга»)

Вышедшая в Москве в 1999 году большая книга стихотворений Морозкиной «Осенняя песня»наполовину состоит из псковских по тематике стихов, да и маленькая книжка, появившаяся буквально за несколько дней до ее смерти, «Святогорье», посвящена прекрасному Пушкиногорью и его многолетнему Хранителю, доброму Домовому, Семену Степановичу Гейченко.

«Псков затягивает, - писала она, - он дает так много, что тот, кто побывал в нем однажды, вернется еще и еще раз». Эти слова находят свое подтверждение и в наши дни: каждый раз Псков восхищает и удивляет нас, раскрываясь по-новому.

Псков Елены Морозкиной разный: это древний город жемчужных храмов и святынь, это «Псков Пушкина и декабристов, с великолепными парками и остатками усадеб по берега озер, это Псков с могилами героев Гражданской войны – в садике у городской стены, где тихо шепчутся деревья, а рядом покоится прах героев Великой Отечественной войны». А есть еще Псков – современный, «с кипучей жизнью, с горячим приветливым народом...»Красивый, первозданный, святой город, которому Елена Николаевна посвятила множество своих строк:

Я влезу на твои пригорки,
Где ждут лысеющие камни,
Нарву пучок полыни горькой –
В залог разлуки, что горька мне,
В залог твоей судьбы суровой,
В залог печали затаенной,
В залог того, что ветер сова
Рассыплет золото по склонам.

Псковское наследие Морозкиной уникально: помимо книг она написала массу статей в газеты с рассказами и очерками о памятниках древнего зодчества, неоднократно выходил её альбом «Достопримечательности Пскова», несколько лет подряд в газете «Молодой ленинец» публиковался цикл рассказов под названием «Прогулки по Пскову», и, конечно, её стихи. В последние годы она писала большой исследовательский труд «Псков – крепость»рассказы о псковском Кремле и его истории.

Образцом мужественности, стойкости и высокого подвижничества стало имя Елены Морозкиной для псковичей. Имя, святое для Пскова. Ангел-хранитель Псковского края, которому бесконечно дорого его культурное наследие. Пскову повезло, ведь благодаря этой хрупкой женщине, вынесшей на плечах и тяготы войны, и тяготы мирной жизни, мы сейчас можем любоваться замечательным архитектурным ансамблем Крыпецкого монастыря, Покровской башней, храмом Богоявления с Запсковья, собором Рождества Богородицы Снетогорского монастыря и другими сакральными памятниками Пскова и Псковской области.

Наследие Елены Николаевны – не просто бесценно сегодня, оно свято. Ее строки, посвященные городу и людям, с которыми она была знакома – это завет всем нам: чутко и бережно относиться к городу, дарить друг другу добро и свет, не растрачивая себя на суетные дела. И, конечно, помнить о ветеранах Войны, тех, кто даровал нам возможность видеть голубое мирное небо над головой:

И душа замирает
У единственной цели:
Быть достойными павших,
Глядеть им в лицо.

Много пройдет еще лет, и долго будут звучать отголоски страшной войны. Но не сотрет время священную память о таких прекрасных и сильных духом людях, сохранивших и пронесших через всю жизнь живительный свет Творчества, Подвижничества и Любви к родной России:

Горит рябина, как лампада,
Пред образом всея Руси.
Господь! Россию воскреси!
Мне больше ничего не надо...

(Елена Морозкина, сб. "Осенняя песня")


И пусть непритязательна наша Псковщина, не бросается в глаза спокойная, неяркая её краса. Но врезаются в сердце судьбы таких прекрасных людей, благодаря которым Псковский край становится богаче и достойней. 

До искринки сердце вверяешь,
Окунаешь в солнечный дождь.
И не знаешь, что потеряешь,
И не ведаешь, где найдёшь. 
Ну, так что же с того, так что же:
Для чего тебе знать о том?
Дышишь, бед и лет не итожа,
И дыши. Сочтёшься потом. 

Понимай: ни пера ни пуха!
Набирай глубину в глаза,
А итог не сдашь – не поруха,
Он – последняя наша слеза. 
Не горюй – пустое занятье,
До итога пока далеко.
День-то, видишь, в самом зачатье –
Пей парное его молоко. 
Балагурь с плакучею ивой,
Нацелуйся с прохладой всласть!
Ты сегодня опять счастливая –
Дорогому поклоны класть. 
(Игорь Григорьев)

Источники:

  1. Морозкина Елена НиколаевнаПсковская земля / Морозкина Елена Николаевна / Елена Морозкина. - [4-е изд.] . - Москва : Маросейка, 2009. - 221 с. - Библиогр.: с. 219-220 .
  2. Хранительница псковской старины / Киселева Елена Григорьевна; Павлова Вера Ивановна; Морозкина Елена Николаевна : к 90-летию со дня рождения Е. Н. Морозкиной : биобиблиографический указатель литературы / ГБУК "Псков. обл. универс. науч. б-ка" ; [сост.: Е. Г. Киселева; отв. ред.: В. И. Павлова]. - Псков : Логос Плюс, 2012. - 35 с.
  3. Морозкина Елена НиколаевнаЩит и зодчий : Путеводитель по древнему Пскову / Морозкина Елена Николаевна - Псков : Отчина, 1994. - 132 с. 
  4. Морозкина Елена НиколаевнаОсенняя песня : стихи / Морозкина Елена Николаевна / Елена Морозкина. - Москва : [б. и.], 1998. - 670 с.
  5. Морозкина Елена НиколаевнаЦерковное зодчество древнего Пскова. Зодчество Пскова как наследие : [в 2 томах]. Т. 1 : [Храмы] / Морозкина Елена Николаевна - Москва : Северный паломник, 2007. - 403, [5] с.
  6. Советная Наталья. Горевой цветок России. К 90-летию со дня рождения русского поэта Игоря Григорьева // [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://alt.dompisatel.ru/node/1377 (Дата обращения: 18.10. 2017).
Материал для сайта подготовила: Голубева А.
Дата публикации: 19. 10. 2017
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования