поиск по базам библиотеки  поиск по сайту





Личный кабинет



Электронная библиотека "Псковиана"
Национальная электронная библиотека
Проект Библиородина
Национальная электронная детская библиотека
Афиша выставок

Календарь событий

Скоро в библиотеке

Иванов Андрей. История российского туризма (IX-XX вв.)
Иванов Андрей. История российского туризма (IX-XX вв.)
Лозинская Вера. Русская музыка с древнейших времен до середины XX века: монография
Лозинская Вера. Русская музыка с древнейших времен до середины XX века: монография
Булкин Илья. История путешествий. Античная эпоха
Булкин Илья. История путешествий. Античная эпоха

Тематические сайты

Псковский край
Библиотечный портал Псковской области
Региональный центр чтения
Книжные памятники Псковской области
Главная Новости

«Любовь вершила чудеса...»: к 110-летию со дня рождения Ольги Константиновны Аршакуни

08 июня 2018 17:26

13 июня 2018 г. - 110 лет со дня рождения Ольги Константиновны Аршакуни (13 июня 1908, с. Рождественно, Санкт-Петербургская губ. – 5 августа 1991, Псков), архитектора, художника, супруги и хранителя трудов Юрия Павловича Спегальского.  


К юбилейной дате представляем Вашему вниманию обзор о жизни О. К. Аршакуни, основным лейтмотивом которого являются ее слова: «Я нашла высокую цель в жизни - продлить духовную жизнь любимого человека, чтобы был слышен его живой голос...». Именно благодаря ее труду и энергии в Пскове создан и работает музей-квартира Ю. П. Спегальского.

****

Ольга Константиновна Аршакуни — не псковичка по происхождению, однако Псков для нее стал родным городом, городом ее судьбы. Счастливой судьбы.

Она родилась в селе Рождествено Петербургской губернии 13 июня 1908 года в семье мастера кузнечного дела Константина Ивановича Крылова. С раннего возраста интересовалась рисунком и живописью. В 1930-м году сдала экзамены и поступила в Институт живописи, скульптуры и архитектуры Всероссийской Академии художеств СССР, закончив его в 1939 году по специальности архитектор-художник. С 1940 года — член Союза архитекторов страны, в том же году вышла замуж за скульптора П. А. Аршакуни.

Но их счастье длилось недолго, и виной тому — война. В первые дни войны муж погиб на фронте, а в дни блокады умерла ее единственная дочь. Жизнь самой Ольги Константиновны, как и многих других архитекторов – членов Союза архитекторов СССР, в блокаду была сохранена благодаря заботам Правления Союза архитекторов СССР. А еще -  Юрию Павловичу Спегальскому...

«Это было в блокадном Ленинграде. У Ольги Константиновны уже погиб муж, летчик, и от голода умерла маленькая дочь Лизонька. Она тоже умирала от голода и упала в обморок на улице, где её подхватил Юрий Павлович. Он без устали носился по Ленинграду и снимал колокола с храмов, без страховки залезая на крутые крыши – он укрывал убранство города, чтоб в конце войны поднять всё из убежищ на прежние места. Он-то и принес Ольгу Константиновну в архитектурные мастерские, не дав ей погибнуть, а после она стала его женой. Это была самая настоящая любовь. С таким же энтузиазмом и любовью он восстанавливал послевоенный Псков. А как он по камушку перебирал руины церкви Успения Богородицы с Пароменья, чтоб найти серебряного голубя, венчавшего крест. И нашел-таки!», - вспоминает преподавательница русского и литературы ПТУ № 7 Зоя Михайловна Кочегарова (г. Псков).

Вторая встреча с Юрием Павловичем произошла летом 1942 г. у стен Александро-Невской лавры. В это время О. К. Аршакуни работала в составе бригады архитекторов-инспекторов и занималась обмерами и зарисовками архитектурных памятников Ленинграда. «Новым моим заданием, – вспоминала она, – было исследование надвратной церкви и ее ограды в Александро-Невской лавре… Помощник спустился буквально с неба, и его необычайная внешность поразила мое воображение… Он был одет в рабочий спецкостюм защитного цвета, грудь перетягивали широкие ремни, на которых были прикреплены металлические карабины и прочие принадлежности верхолаза… Неожиданный пришелец – это был Юрий Павлович Спегальский, – узнав, чем я занимаюсь, пошел вдоль каменной ограды и с удивительной легкостью отыскал следы ворот, спрятанных под толстым слоем штукатурки, старую кладку стен. Для него, казалось, не составляло труда читать каменную книгу, раскрытую перед ним».

Осенью того же года Ю. П. Спегальский впервые пригласил О. К. Аршакуни к себе в гости на Съезжинскую улицу. «В этот памятный для меня вечер 17 ноября 1942 г., – вспоминала Аршакуни, – он посвятил меня в свои думы, тревоги и надежды, мечты и планы. Еще шла война, конца которой не было видно, а он уже мечтал широко и вдохновенно».

Действительно, встреча Аршакуни и Спегальского в блокаду была ниспослана судьбой. Действенная, неугасимая любовь Юрия Павловича к Пскову вернула Ольгу Константиновну из почти небытия к жизни, а Юрий Павлович нашел в ней не только будущую жену, но уже тогда близкого друга, готового разделить его любовь к Пскову – городу, который она только что узнала по его рассказам и рисункам. А в 1944 году лично познакомилась с ним, посвятив себя восстановлению его исторических памятников после фашистской оккупации.

Освобожденный Псков  Аршакуни О.

«Моя первая встреча с Псковом произошла в 1944 году, вскоре после изгнания фашистов, - писала она, - До этого я знала Псков только по фотографиям и рассказам о нем Юрия Павловича, глубоко любившего свой родной город. Из рассказов Юрия Павловича в моем воображении возникал необычайно светлый и радостный образ этого города. Юрий Павлович говорил, что над Псковом небо бывает только синее, синее c легкими прозрачной белизны облаками, и что такого неба, как в Пскове, никогда не бывает над Ленинградом. И вот передо мной Псков, израненный, опаленный огнем пожарищ войны. Над городом тяжелое серое небо. Идет дождь. Вокруг обгоревших, обуглившихся до черноты деревьев с беспокойными криками мечутся стаи черных птиц. Мы с Юрием Павловичем бродим по городу весь день. Неоднократно возвращаемся на те же места и к тем же памятникам, возле которых он останавливается и долго и пристально всматривается в их израненные стены. Вернулись и в Кремль. Отсюда, с высокого холма, открывался взору весь город, окутанный пеленой дождя, серый от копоти и пепла и ... прекрасный в своем суровом и торжественном величии...».

Впервые приехав с мужем в его родной разрушенный город, она создает целый ряд серий рисунков, офортов и автолитографий на общую тему: «Памятники архитектуры города Пскова, разрушенные немецкими фашистами» (1944 год). Одна из этих серий рисунков опубликована в начале 1946 года в черно-белых открытках, что, безусловно, способствовало решению проблем восстановления памятников архитектуры Пскова по реконструкциям, выполненным на основе научных исследований Ю. П. Спегальского. Две другие – приобретены и хранятся в Государственном Русском музее в Ленинграде. 

Псков. Гремячая башня. Ансамбль архитектурных памятников XIV-XVII веков

О замысле работы Ольга Константиновна писала: «В задуманной мной серии рисунков памятников псковского зодчества, разрушенных врагами, мне хотелось передать свое ощущение боли, которую я испытывала перед жестокостью и поруганием над великой духовной культурой русского народа. Мне казалось, что и сами памятники, и природа, окружая их, кричат от боли. Обуглившиеся, искореженные сучья деревьев напоминали человеческие руки с обрубками обожженных, изуродованных пальцев, заломленных, словно в муках, и распростертых к небу. А небо было тусклое, серое, сплошь укутанное темной слезной пеленой дождя. Но на этом мрачном фоне Псков - этот прекрасный русский средневековый город, раскрылся для меня как-то по-особенному глубоко и сильно. Я невольно повторяла слова Юрия Павловича, сказанные им сразу после того, как он вступил на родную землю: «Велики значение Пскова и заслуги его перед Русской землей. Древний город Псков и в годы Великой Отечественной войны, переносивший страшное порабощение и не согнувшийся, разграбленный и не потерявший своей красоты - должен быть для нас одним из символов нашей несокрушимости»».

Псков. Кремль. Место зарождения города, в дальнейшем политический и административный центр Псковской феодальной республик

Очень важной вехой в ее судьбе стала работа в Государственной инспекции по охране памятников (1942 г.), ведь она является одним из авторов памятника С. М. Кирову, установленного у Кировского завода в Ленинграде. В 1943 году совместно с известным ленинградским архитектором Я.И. Рубанчиком она выполнила архитектурное оформление Ледовой трассы («Дорога жизни»). Ольга Константиновна награждена медалью «За оборону Ленинграда». 

Псков. Рождественский собор Снетогорского м-ря, построенный и расписанный фресками в 1910-1913 гг., этот монастырь являлся одним из боевых форпостов Пскова и его культурных очагов

1946 год — счастливый для Ольги Константиновны: она выходит замуж за Юрия Павловича Спегальского – исследователя древнерусского зодчества, архитектора-реставратора, организатора и руководителя первой проектно-реставрационной мастерской в городе Пскове.

Псков был для Юрия Павловича «идеальным местом Земли. В этом чувстве слились образы детства, и первые эстетические потрясения, и первые интеллектуальные поиски. Вся последующая творческая жизнь Спегальского проходила под знаком Пскова. Псков наградил его серьёзным и углублённым отношением к жизни, к людям, к зодчеству. Он всем существом переживал материальную силу и устойчивость псковского средневековья, осознанного как национальный образ, утраченный в XX веке. Он жил этим образом, следуя ему в личной жизни и в быту. Романтически любил одну женщину, свою жену Ольгу...».(Ирина Голубева, статья «Отверженный провидец», опублик. в газете «Псковская губерния»).

Всестороннее и глубокое раскрытие архитектуры как цельного, жизненного организма – то, чему посвятил Спегальский свою жизнь и над чем работал. Он учил разбираться в архитектуре тех, кто ее делает – и рабочих строителей, и инженеров, и художников. Все его стремления, замыслы, падения и успехи разделяла с ним Ольга Константиновна. Они являли собой поистине творческий, гармоничный союз. Умные, честные, полные идей и планов.

Ольга Константиновна принимала деятельное участие во всем, чем занимался супруг. Помогала ему графически оформлять проекты реставрации, полностью разделяя его научную концепцию архитектурных заповедных зон города и проблем реставрации отдельных памятников древнего псковского зодчества. Она детально разбиралась в научно-исследовательской и практической реставрационной работе мужа, что помогло ей подготовить для публикации многие труды Юрия Павловича. Талантливо и профессионально интерпретировала материалы исследований Ю. П. Спегальского, издав в 1975 году книгу «Гражданская архитектура Пскова», а в 1976 году статьи мужа под общим названием «Народное зодчество Пскова». Одна из ее последних работ - книга-воспоминание о муже «Предчувствие».

Книга «Народное зодчество Пскова» рассказывает нам о Пскове, как одном из богатейших и интереснейших центров русской культуры, городе-хранителе памятников самобытной архитектурной школы, рожденной талантом народных мастеров. Автор во всей полноте художественного слова раскрывает читателю творческое и художественное наследие Ю. П. Спегальского, затрагивая те материалы реставратора, ценность которых со временем только возрастает. Книга богато иллюстрирована чертежами, рисунками, цветными фотографиями 

В основу книги воспоминаний о Ю. П. Спегальском «Предчувствие» легли сохранившиеся документальные материалы: доклады, публицистические выступления, автобиографические записки и письма Ю. П. Спегальского.

«Я назвала свои воспоминания «Предчувствие» потому, что Юрий Павлович Спегальский предчувствовал свой дар, свое назначение, - писала Ольга Константиновна, - Это питало его веру в то, что он делает единственно важное, назначенное ему судьбой дело. В своих воспоминаниях о Юрии Павловиче я не претендую на последовательный рассказ о его жизни и творческой деятельности. Мне хотелось лишь сколько-нибудь осветить его мировоззрение, его позиции по отношению к некоторым вопросам народной культуры прошлого, показать, как складывались его эстетические взгляды и воспитанное им в самом себе творческое отношение к труду. А, главное, попытаться воссоздать образ человека высоких духовных целей и помыслов, творческого видения, отдавшего себя идее служения своему Отечеству, служения людям. В этой книге Ю. П. Спегальский предстает как удивительно целостная личность, последовательный и принципиальный исследователь, имеющий четкую гражданскую позицию и просто добрый и надежный человек».

Эти книги — не единственное, что создала Ольга Константиновна в память о муже. Главная ее заслуга — создание Мемориального музея-квартиры им. Ю. П. Спегальского в Пскове. Она посвятила свою жизнь служению делу и памяти мужа. Как же ей удалось создать музей, ведь это очень кропотливо, трудно, порой невозможно? Обратимся к ее воспоминаниям... 

Портрет Ю. П. Спегальского руки О. К. Аршакуни. 1944 г., Псков. Карандаш, бумага

17 января 1969 г. Юрий Павлович скоропостижно, неожиданно скончался... Для Ольги Константиновны это был удар. И пережить боль утраты ей помогли те, кто знал и любил Юрия Павловича, и, в первую очередь, Дмитрий Сергеевич Лихачев, коллеги Ю. П. Спегальского из Института археологии и псковские писатели.

В одном из писем Д. С. Лихачев писал Ольге Константиновне: «Все мы рано или поздно умрем. Ю.П. Не мог умереть дряхлым стариком, он из тех, что умирают на работе, на своем посту. Он умер, борясь. И эта смерть — славная и красивая — была ему на роду написана... Он всегда хотел вашей радости. Да всем он хотел радости — поэтому и красоту старую любил, сам-то он о былой псковской красоте не горевал, а радовался тому, что такая была, и всем хотел открыть эту красоту. Поэтому не нарушайте его завещание... Старый Псков и в своих произведениях он изображал не разрушенным, а живым, воскресшим. Переборите, пожалуйста, себя. Ваше положение худо тем, что Вы остались одна. Но ведь так и должно было быть: либо он должен был остаться один, либо Вы. Остались Вы. Для Вас хуже, но ведь для Юрия Павловича лучше? Несите свое горе легко...».


И тогда Ольга Константиновна будто воскресла: «Несите свое горе легко...!». Я познала значение этой глубокой мудрости и нашла высокую цель в жизни. Я нашла ее в стремлении продлить духовную жизнь любимого человека, чтобы был слышен его живой голос, чтобы продолжали жить мысли и чувства в его трудах, которые должны увидеть свет. Чтобы умные, добрые люди услышали в них биение его живого сердца! С этого я и начала свою третью жизнь. Жизнь без него, но с ним».

Она создала Мемориальный музей-квартиру им. Ю. П. Спегальского в Пскове и посвятила свою жизнь служению делу и памяти мужа. В этом, несомненно, и проявляется ее подвижничество. Днями и ночами она разбирала его архив и одаривала близких ей людей его фотографиями, литографиями, пока не получила от Д.С. Лихачева письмо, в котором тот писал: «Зачем Вы так щедры? Вам надо все это сохранить для Псковского музея»… И уже 3 марта 1970 г. О.К. Аршакуни заверяет у нотариуса щедрый подарок для Псковского музея - «Завещание на библиотеку Ю.П. Спегальского, печь и предметы прикладного искусства Псковскому музею». 


Три долгих года, полных упорного труда, понадобилось Ольге Константиновне, чтобы, наконец, открыть музей. Открытие состоялось 2 декабря 1986 года. Она была счастлива! Кропотливый труд над обработкой трудов Юрия Павловича, экскурсии в музей, написание очередных книг и статей давали ей силы ещё почти пять лет служить делу своего мужа.

«Труд, Труд, Труд и огромное Вдохновение, и Любовь к жизни, к Пскову, к человеку. Это удивительная гармония, драгоценное сочетание увлечений Ю.П. Спегальского и хранителя памяти о нем О.К. Аршакуни, вдохнувшей в музей душу живую», - вот то, что составляет сегодня величайшую культурную ценность для Пскова.

В поэме Л. И. Малякова, посвященной Ю. П. Спегальскому, «Поэт древнего Пскова» мы находим такие стихи:

О сила слова, Божий дар!
В свое поверив назначенье,
Она пережила удар,
Освободясь от заточенья.

Как ценный клад, его архив –
Наброски, чертежи, записки
Перебирала. Сил прилив
Брала в общеньи с самым близким.

И убеждалась: жизнь его,
Как свет звезды угасшей, светит.
Хотелось более всего,
Чтобы труды народ заметил.

Любовь вершила чудеса:
Из года в год его творенья
(Пошла удачи полоса)
Являли Пскову откровенья.

Издание альбома, книг –
Потомку дар. Бери на счастье!
Дай Бог, чтоб истину постиг
И в деле проявил участье.

Найдя поддержку у властей,
Музей Спегальского открыла.
И даже женщин-недрузей
Любовью к мужу покорила.

Ее поддерживал Господь:
Пред ним предстала, словно дева,
Спегальского душа и плоть,
Как из ребра Адама - Ева.

Ей виделось, как он парит,
Преодолев сопротивленье
Земли и власти.
Он творит
И дарит веру поколеньям.

Истинно так. Своей жизнью Ольга Константиновна Аршакуни сумела сохранить самое главное — память о Юрии Павловиче Спегальском, как человеке высоких духовных целей и помыслов, творческого видения, человеке, отдавшем себя идее служения своему Отечеству, служения людям. И как ни удивительно, жизнь Ольги Константиновны явилась не менее ярким примером такого же подвижнического труда. 

Литература

Материал подготовила Голубева Антонина